kirillkrm (kirillkrm) wrote,
kirillkrm
kirillkrm

Category:

Литстрим по Crusader Kings II.Часть (страшно подумать) XXX, 1084-1098 г.г.


Внимание: представленная заметка – лишь отрывок большой летописи о деяниях славного рода Крмовичей в игре Crusader Kings II. Под катом тьма-тьмущая букв, и это не конец и даже не начало. Если не хотите много читать, смело проходите мимо (желательно, без дизлайка). Если вы пропустили прошлый выпуск или хотите перейти к началу летописи, то:
- Ссылка на предыдущую часть здесь.
- Ссылка на содержание литстрима здесь.

Тридцать… тридцать – страшная цифра. Юбилей… юбилей осознания факта, что ты уже не «вечно молодой и вечно пьяный». Тридцать, а особенно «за тридцать» – это рубеж, когда на грешной земле вдруг появляются мелкие твари люди, на серьёзных щах именующих тебя по имени-отчеству. Ты уже не Вася, Маша или Кирюха. Не-е-ет, ты уже Кирилл, хренов, Владимирович, и это без тени улыбки. То же с литстримом. За год я накатал тридцать манускриптов, не считая пролога. С ума сойти можно…. Во делать-то нехрен было. Считай, целый роман. Прошлый литстрим по Darkest Dungeon я растянул на 45+ выпусков, но думал, тот опыт будет единственным в своём роде. Увы, если «краткость» и сестра таланта, то точно не моего. Похоже, у стрима по CS2 есть все шансы перебить Darkest Dungeon, и во всём этом и за всё это я могу благодарить лишь вас - тех, кто читает и в особенности комментирует (один раз даже донатик забросили на 200 рублей). Выражаю признательность своим читателям. Пущай немногочисленным, но зато снисходительно настроенным к моему пестрящему опечатками творчеству. Постараюсь довести это повествование до логического конца (провозглашения Империи вкупе с отражением натиска монголов). Ну, или до момента, пока сохраняется читательский интерес.

В первые дни 1085 года чума достигла столицы. Я приказал закрыть ворота, заперев царя Стоуна (ko4evnik_v) с семьей в Новгородской крепости. Дополнительно мне подсказали лайфхак борьбы с чумой. Опытные бояре посоветовали назначить важных персонажей полководцами в армию и увести их в неохваченные бедствием земли, а ещё лучше - погрузить на корабли. Воспользовавшись советом, я решил уберечь старшего брата Стоуна, царевича Zess1664. Собрав небольшой отряд в Ингрии, я вывел в море наш могучий Балтийский флот - все 12 галер. Увы, хитрый план провалился. Игра оказалась коварней. Стоило царю задраить входы и выходы из замка, как оборвались связи с внешним миром. Навык дипломатии упал до 5 пунктов, и наш «полководческий корпус» самораспустился. Воеводы покинули свои должности и разбежались на вольные хлеба. Царевич Zess1664 «драпанул» с галеры и отправился в родной Брянск. Оставалось надеяться, он как-то переживёт чуму своим умом.

К весне Чёрная Смерть развернулась во всю силу. Как и предсказывали каркали знающие бояре, против чумы госпиталь оказался бесполезен. Начался повальный мор. Все провинции, включая Новгород, получили штрафы: сперва 20%, затем 40%, а под конец 80% в минус к налоговым сборам и мобилизационному лимиту. В первый же год бедствия Жнец Душ «выкосил» до 2/3 царских подданных. Платить подати и воевать стало некому.

Осенью смрад от гниющих снаружи тел достиг окон замка. Я приказал нескольким гвардейцам выйти наружу и убрать трупы. Рискованно, но я боялся, что царь с семьей начнут задыхаться. В конце концов, кто сказал, что выполнивших задание гвардейцев пустили обратно?

Смерть пировала вовсю, но и жизнь не сдавалась. 9 сентября 1085 года у царя с царицей родился четвертый ребёнок. Третья по счёту девочка.



Дочке я дал имя Эмбер в честь AmberSpier. Своим рождением она доказала, гениальность всё-таки передаётся половым путём. От Стоуна дочка унаследовала перк «гений» (+5 ко всем навыкам). Жаль, Эмбер родилась не с теми половыми признаками. Тогда можно было бы её усадить на трон, в обход старшего брата – царевича Хроссуса (Hrossus). Дорожка-то протоптана, самого Стоуна на царство так и повенчали. Увы, не сложилось. Однако любой гений, даже женщина, в хозяйстве был полезен. Я решил обучить Эмбер на казначея. Старшие дочки – Силестия Вторая (silestial) и АлёнаКуланова Вторая (Alanfist) готовились на роли шпионок, правда, должного усердия в учёбе не проявляли.

Не в пример царской семье, другие ветви рода Крмовичей оказались либо храбрыми, либо безумными. Они не стали наглухо запираться в замках, предпочтя уповать милость Божью. Напрасно. Чума разлетелась словно пожар, и первым делом выкосила ветвь mr_garett – князей великоустюжских. Дети и внуки царского дядьки умерли в конце 1085 года. Титул отошёл царевичу Zess. Похоже, именно его игра посчитала если не лидером, то старшим членом династии.

Вымирание Крмовичей-Гареттских подтолкнуло север к междоусобице. Сюзереном Великого Устюга был великий князь югорский Изяслав Хасабович – сын царевны tr0yka. Однако у Zess1664 было другое владение - Брянск. Возникла юридическая коллизия. Zess1664 следовало либо уйти в вассалы к Изяславу, либо вывести Великий Устюг из-под его юрисдикции. Однако старший брат царя избрал третий путь. Он сам решил стать великим князем и, невзирая на чуму, объявил Изяславу войну. Сражаться князьям было за что. Стоило Стоуну закрыть ворота и уйти в самоизоляцию, как резко рухнул лимит на число вассалов – не более 10. Мне пришлось перераспределить между великими князьями ряд территорий. В результате Изяславу, помимо Поморья и Коми, досталась вся Карелия и практически вся Финляндия. Однако воевать-то было и некем. Все поднятые дружины сразу же начинали умирать от болезни.

Я не стал занимать чью-либо сторону в конфликте. Во-первых, никто не приглашал. Во-вторых, страшно. И без войны расквартированные в Новгороде гвардейцы начали гибнуть, словно мухи. За 1,5 года из 800 конников умерло 400. Общий военный лимит упал с 8 тыс. до 3,5 тыс. Сколько померло простого народа, никто и считать не стал.

Как водится, все бросились искать виноватых. Первым «вредителей» выявил патриарх, сходу предложив радикальный меры. Так-то он был мужик толковый (навык образованности за 18), но… от масштаба бедствия, когда всё свидетельствовало о приближении Судного Дня, «двинулся кукушкой», яростно взявшись «отделять зёрна от плевел».

По мнению патриарха, активно подхваченному массами, чуму распространяли ведьмы. «Очевидцы» уверяли, будто воочию видели, как они разносят по деревням отраву, разбрасывая её по крышам домов - в небесах по ночам на метлах летают и «бомбардируют». Владыка предложил немедля организовать охоту на еретичек, ну, и для профилактики посжигать на кострах всяких подозрительных молодых баб. Собственно, не дожидаясь царского дозволения, люди бросились проявлять инициативу на местах.



Самое поганое, что хорошего выбора не было. Что разрешай, что запрещай сжигать ведьм, риск народных восстаний подскочил на 15%, а и без того конский штраф на сбор налогов возрос ещё на три четверти.

Согласие на охоту лишь улучшало отношения с патриархом, сами штрафы никуда не девались. Подумав, я назначил нового главу РПЦ, выслав старого к чёрту. Не спорю, в действия старика была логика. Народу требовалась «психологическая разрядка», чему массовые казни способствовали. Не исключено - разреши я охоту, и люди угомонились бы пораньше, но… людишек и так померла тьма-тьмущая. После чумы поголовье численность «податного сословия» придётся восстанавливать, а без женщин детородного возраста делать это трудно, ведьмы там они или нет.

Царь Стоун строго-настрого запретил людям охотиться на ведьм. Ну… как запретил. Проорал с крепостной стены, дескать, уймитесь. Ворота отчаявшейся толпе никто, естественно, открывать и не стал. Особой надежды, что люди послушаются, не было, но… хоть какие-то меры власть предприняла.

Невзирая на закрытые ворота, весной 1087 Стоун заболел! Сперва пошли кашель и лихорадка, затем начали сводить судороги. К лету 1087 по телу появилась подозрительная сыпь. Выписанный незадолго до чумы лекарь из Византии (как ни странно, французского происхождения) с навыком учёности в 22 предложил немедленно оперировать. Если я правильно перевёл, лекарь решил «срезать всё лишнее».

Других предложений не поступило, пришлось соглашаться. Операцию провели 12 июля. Симптомы (сыпь, судороги, лихорадка), действительно, спали, но не обошлось без последствий. Похоже, забугорный лекарь дал отпить «креплёного наркозу» не только пациенту, но и угостился сам. Рука, державшая скальпель, дрогнула, и Стоун лишился правого глаза.

Плохо, но не самое худшее, что могло случиться. К осени Стоун немного оклемался и смог посмотреть одним глазком на своего второго сына, родившегося 7 августа.



Второй мальчуган пришёлся очень кстати. Ребёнок получил имя Каин (в честь komissar_cain). Красивое такое, благозвучное имя. Будет старшому Хроссосу преданный и независтливый брат. Главное, воспитать, как положено. Перк «гениальный» Каин, увы, не унаследовал. Из пяти детей он достался лишь Эмбер.

Вероятно, Стоун переболел чумой, избавившись от заразы на ранней стадии, пусть и ценой глаза. Однако открывать ворота замка я не торопился. Царь спасся, но Жнец продолжал исправно собирать жатву. Доходы казны обрушились в 13 раз, «ручеек» пересох с радовавших глаз +45 монет в месяц до +3,5 золотых. Однако пропорционально снизились и цены на некоторые события.

Удивительно, но траты на квест «compose book» (написание книги) снизились 550 до 50 монет! Подешевела и постройка зданий, хоть и не так радикально. Странно, по идее, в реальном средневековье чума привела к росту зарплат и, как следствие, цен. Доходило до того, что короли запрещали низшим сословиям носить богатые (яркие) одежды. До чумы подобных указов не требовалось, у ремесленников и мелких лавочников в принципе не было денег на роскошь. Однако у Crusader Kings II своя логика, чума привела к дефляции. 50 монет на книгу было не жалко. Все равно делать Стоуну в запертом замке было особо нечего. Я усадил царя сочинять книгу, дополнительно выделил деньги на расширение конюшен.

Осенью 1087 года царь окончательно восстановился после операции и начал хвастаться перед подданными своими брутальными шрамами. Будто бы полученными в бою. Так-то все знали, кормилец наш всенародный в настоящем сражении сроду не бывал, но престиж монарха, всё равно, возрос.

Чума пошла на спад в 1088. В октябре болезнь отступила от Новгорода.



Все, кто мог умереть, умерли. Из 800 гвардейцев чуму пережили лишь 100 человек. В декабре болезнь ушла из Твери, Москвы, Торжка, Мурома и других земель.

Выжившие радостно повыползали из убежищ и… устроили бунт. 1300 крестьян взялись за вилы в Переславле-Залесском. Не похоже, что люди чего-то требовали, просто решили восстать. Я собрал в Новгороде 2,5 тыс. солдат (больше не было) и отправил их усмирять мятежников.

Это стало ошибкой. Восстановление порядка стоило 1,5 тысяч солдат! Из похода не вернулось 3/5 армии. В самом бою с ополоумевшими землепашцами полегло не более 200 дружинников, но ещё 1300 умерли по дороге от голода. Провинции обезлюдели, и реквизировать продовольствие для обоза стало не с кого. Без потерь Москва и Тверь могли прокормить всего по сотне солдат! Жалкой сотни. До чумы каждая провинция могла содержать до 15 тыс. воинов без ущерба для развития.

Последствия чумы предстояло расхлёбывать долго. Военного лимита не хватало, доходов казны не хватало. Сроков, когда всё восстановится, никто обозначить не мог.

Нелепая война, затеянная Zess1664 и Изяславом за титул великого князя Югры, продолжалась. Военных действий практически не велось, что не мешало князьям нести огромные потери. Стоило кому-то вывести солдат в поле, как они тут же умирали от нехватки провизии. За несколько лет конфликта ни одна из сторон не сумела занять ни одной крепости, хотя Великий Устюг расположился с Зыряньем (столицей Югры) буквально по соседству.

В 1087 году сам Изяслав Югорский умер от болезни. Ему наследовал внук Тройки по имени Номедос. Я уж испугался, будто объявился новый грек, но в культурном плане Номедос был русским.

Хотя русским-то русским, но тем ещё «муднем». Уж не знаю, зачем, но Номедос слил все унаследованные деньги, выкупив два герцогских титула – великого князя Карелии и великого князя Финляндии.



В личной вотчине у Номедоса была только одна провинция – родное Зыранье, и разделить титулы между детьми он не мог. Лишних голосов на выборах наследника емутитулы тоже не давали. Кроме понтов 23-летний обормот не добился ничего.

Возможно, Номедос рассчитывал узурпировать корону Финляндии или выгодно «перепродать» герцогские титулы вассальным князьям. Это таило определённые риски. Формально титул короля Финляндии был равен титулу царя Руси, и его владелец мог объявить независимость. Уступка же герцогских титулов создавала проблемы Стоуну из-за роста выборщиков наследника.

Не знаю, что точно затеял Номедос, но явно «нездоровую фигню». Я сделал себе «пометочку» - арестовать племяша по первому же доносу (обычно я такие вещи игнорирую, хоть и сыплются они постоянно), и отобрать два великокняжеских титула. Сугубо для профилактики «нездоровой фигни». Правда, хрен знает, куда потом конфискованные титулы девать.

Пока враждующие князя продолжали гонять воинов по обезлюдевшим полям, обрекая их на голодную смерть, Стоун продолжил своё обучение, и в итоге добился титула магистра Ордена Герметистов. Встав во главе ордена, царь получил право за 500 очков мистицизма написать Magnum Opus. Я немедля взял квест. Его очень советовали в комментариях, да и писать «опусы» едва ли не моё любимое занятие.

Стоун дорос до подлинного мастера пера и чернил. К 45 годам он успел «настрочить» несколько алхимических трактатов (правда, мальца сплагиаченных), а затем взялся за сочинение книги и «опуса» одновременно. Не Дарья Донцова, но впечатляет. Делать всё равно было нечего. Только книжки писать да детей рожать. Воевать с кем-либо в разорённых чумой землях было чревато, особенно нападать самому. В 1090 открылась возможность издать новый указ, и я повысил налоги с городов. Правда, значимого эффекта это не принесло. Взимать деньги было не с кого.

Лишь к весне 1091 года страна встала на медленный путь восстановления. Груды трупов на карте заменились живописными могилками, эдакие: «Никого нет дома, все умерли», но, хотя бы, сумели похоронить павших. Болезнь окончательно ушла. Оставалось ждать, пока человеческая воля к жизни преобразит обезлюдевшие земли.

Между делом 11 февраля 1091 произошёл курьёзный случай. Ко двору явился «цельный китаяц». Некий Жань Чень представился посланником императора Шу. Посол запросил подарок для Сына Неба.



Расшифровать исписанную иероглифами верительную грамоту было некому, но говорил Чень складно и внешне походил на посла, а не на заезжего прощелыгу. Денег слуга Нефритового дракона просить не стал, что упрощало дело. Чень занимался важнейшим государственным делом – сбором наложниц экзотической внешности для императорского гарема. Посланник пожелал забрать для владыки Шу царскую племянницу – Анастасию, дочку Евдокии (нашей казначейши).

Так-то невелика потеря. Окромя симпатичного личика и физического здоровья девица ничем не выделялась, да и 18 лет ей давно исполнилось. Как говорится, замуж невтерпёж. Было интересно глянуть, какие выгоды сулит… кхм… межкультурный обмен с китайцами, но одно дело замуж, другое в гарем. Любопытство любопытством, но почти родную кровиночку чёрти кудой отдавать было ну совсем не по-христиански. Без выкупа-то! Без союза! Даже без паршивенького пакта о ненападении. Нет уж, фиг! Крмовичи подданными, тем более родней, не разбрасываются! Без чёткого понимания геополитических выгод.

Но всё же я не отпустил китайца со двора не солоно хлебавши. Помимо наложниц редких типажей, императорский гарем испытывал острый дефицит евнухов. Ентого добра у нас, так-то, не водилось (варвары, фигли), но… как нельзя кстати, считай с оказией, один евнух в царстве-государстве нашёлся. Некий 22-летний датчанин-католик Фридрих, приглашенный ко двору на должность воеводы. Уже у нас в Новгороде варяг заразился чумой и, видать, обратился к царскому лекарю за исцелением. Операция тоже прошла, в целом, успешно (больной поправился), но и тут не обошлось без побочных эффектов, и если Стоун лишился глаза, то датчинин… кой-чего другого.

Я велел схватить католика и отправить к императору Шу с нашими наилучшими пожеланиями. Ну, а чё такого?! Дело завершилось к всеобщему удовлетворению. Посмотрим, чаво культурный обмен даст. Варяг, кстати, почти и не сопротивлялся. Чем ему плохо-то? Поглядит на загадочную страну и проведет остаток жизни в окружении местных красоток. Удачно чувак нам подвернулся.

13 мая 1091 года Стоун дописал «опус». Полное название труда Magnum Opus on Universal Panacea. Я полез в сокровищницу посмотреть, что да как. А там…



Обнаружился не один, а сразу три артефакта, не считая серебряной короны и старого топорика, полученного ещё Кириллом Крмовичем.

Опус вышел дюже полезной штукой. Ничего особо читерского, но артефакт дал +2 к навыку образованности и +1 к здоровью. Баф к здоровью - всегда в тему, особенно, когда его можно передавать по наследству. Единственный минус, если я правильно перевёл текст описания предмета, потомки могли воспользоваться книжкой лишь в случае, если сами состояли в Ордене Герместистов, либо имели навык образованности за 25.

Вместе с книжкой в сундуке нашёлся и настоящий ручной ствол – реальное огнестрельное оружие. Не пушка, не мортира, а Handgun, то бишь ручной огнестрел, и это в XI-то веке! «Игрушка» на 20% повышала уровень морали в дуэлях (понятно почему), ещё на 2 пункта улучшала личные боевые навыки (тоже логично), ну, и давала +1 бонус к престижу и образованности. В описании артефакта отмечалось, вещь создал никто иной, как сам Стоун, сделал он это аж в 1089 году! Давненько я в фамильный сундучок не заглядывал, а сообщение об артефакте прозевал.

Ай да Стоун! Ай да, чёртов гений, хоть и одноглазый. Взял и в 1089 году собрал себе огнестрел! Как тебе такое, Илон Маск?! В принципе, цари у нас на разборки не ходят в дуэлях не участвуют, но вещь прикольная. Будет потомкам память о гениальном предке. Да и в конце концов, «пуха» – это такая вещь, что никогда не знаешь, когда она понадобится, но знаешь точно, понадобится обязательно. С оружием лучше и не расставаться. К примеру, многие люди говорят, дескать, американские фильмы тупые, но разве какой-нибудь Тарковский пытался донести до зрителя важную истину – «Идёшь в сортир, возьми пушку с собой! Пригодится!». Ни фига подобного! А в «Криминальном Чтиве» - пожалуйста. Последним обнаруженным артефактом стала шёлковая церемониальная роба. Видимо, подарок за евнуха от императора Шу. Ничего особенного, но в хозяйстве сгодится. Один хрен – на халяву досталась (католик-евнух – не в счёт).

Осенью 1091 года вспыхнуло новое крестьянского восстание. Бузить взялась приволожская мордва. Им удалось собрать 3000 человек. Жизнь в приграничных областях уже потихоньку восстанавливалась, и я сумел провести через Тверь и Москву войско в 3000 человек без потерь на марше, легко подавив бунт.

Далее, я решил пройтись по великокняжеским дворам и оценить нанесённый династии ущерб. С прискорбием вынужден сообщить - из-за чумы вымерли все Крмовичи-Белозерские. Великокняжеский титул отвалился каком-то роду Барзилов… внимание, финского происхождения! Прямо задница какая-то. По идее, после завоевания Карелии и Финляндии, всех финских дворян мы выставили на мороз. Войны начинались по религиозному поводу, а у них есть особенность. Проигравшая сторона не переходит в вассалы к победителю, а лишается всех титулов. Это не покорение по территориальным клэймам, как было в случае с мордвой.

Кроме крестьян, да низкородной чухонской челяди, духу финского в стране не должно было быть, включая саму Финляндию. Однако… фигушки там. Благодаря чуме история сделала причудливый «зигзаг». Как я понял, ещё в начале войн за Суоми армия тогда ещё здравствующего царя Мирома (mi_rom) пленила какую-то знатную финку. После войны я её отпустил без выкупа, но… девица не уехала, а перешла в православие и осталась жить в России. Вскоре девушка умерла, но успела перетащить в Кострому, где поселилась, половину родни, коей идти-то было особо некуда. Из родовых имений Крмовичи же их и выперли.

И быть бы им всем этим приживалам до скончания времён придворными «подай-принеси», но сёстры Мирома, царевны Силестия Первая и Плащмаш нарожали столько дочек, что их стало некому сплавлять. Совсем уж за оборванцев выдавать не хотелось (штраф по престижу), а тут увидели, как при замках ходят-колобродят типа знатные финны. Считай, равный брак. Царевны взяли одного ушлого (в православие перешедшего) молодца да и женили его на одной младшенькой Крмовичне.

Увы… не матрилинейным браком! Ну, и вот… из-за чумы вся, ну, абсолютно вся многочисленная белозерская ветвь вымерла, но эта финская зараза всех пережила, да ещё и дала потомство! Долго ли, коротко, финн стал великим князем! Его отпрыски закрепились в Вологде, Костроме и Белозере. Ну, вот как так?! Седьмая вода Крмовичам на киселе, а стал великим князем. И ладно бы ещё русским по культуре, так хрен! То есть, финн! Мало нам греков и мордвы, так ещё и этих теперь корми. Проклятый интернационал.

Однако чума проредила не только русских Крмовичей. Многочисленная греческая ветвь потомков ruslan_rb_kg тоже почти угасла. Правда, только почти… Во Пскове остался один великий князь Фотиус, и наследницей у него была родившаяся после чумы годовалая дочурка. Все братья и сыновья умерли.

Это было хорошо! Открылся неплохой шанс закончить начатое чумой и «выкорчевать греческую заразу», подцепленную веками назад, ещё в момент перехода Крмовичей в православие. Вернее, не «выкорчивать», а вернуть в культуру предков. Сделать нормальными русскими «людями».

Титул великого князя Псковского, волею судьбы (так-то Чёрной Смерти, но неважно) падал в руки второму царскому сыну – Каину.

Я отправил послов во Псков и договорился о помолвке. Трёхлетний Каин и годовалая Юстиана связали судьбы друг с другом. Ещё и престижа заработали.



Оставалось обеспечить детишкам достойное будущее, то бишь, грохнуть великого князя Псковского от греха подальше. А то вдруг Фотий надумает нарожать сыновей? Тогда жирная фига без масла Каину вместо псковского двора.

Я, было, отправил тайного советника плести заговор, но… тут обнаружилось, что Фотий купил (сфабриковал) интересный клэйм! Он позарился на Тарту – соседнюю землю на противоположном берегу Псковского озера.

Это было уже интересно! Рига и земли севернее Западной Двины попали под власть королей Богемии – католического славянского государства. Эдакой объединенной Польши и Чехии, под управлением, чехов. Тарту принадлежало герцогу Риги - вассалу короля Богемии. Из-за того, что Богемия была христианской страной, я не мог объявить священную войну братьям славянам (хотя очень хотелось) за Прибалтику. А тут Фотий купил клэйм. Между прочим, отдал за него не менее чем 400 рублей золотом. Не выбрасывать же такие «инвестиции» тупо в воду?

Я отменил заговор. Дочке клэйм мог не перейти, а разбрасываться такими подарками не пристало. Пока Фотий был нужен живым. За права (клэйм) великого князя Стоун мог объявить чехам войну за Тарту. Всего одна провинция, но довольно важная.

Воевать, конечно, не больно хотелось. Страна ещё оправлялась от чумы, и военный лимит с доходами казны не успел восстановиться. Приток золота едва-едва дорос до 25 монет в месяц. Однако и у чехов дела обстояли не лучше.

Я быстренько проверил пражский двор. На троне Богемии оказался шестилетний мальчик. Его отец и мать умерли от чумы. В наследство паренек получил не только корону Богемии, но и два крестьянских бунта вкупе с мятежом какого-то польского пана. Как и у нас, королевство страдало от безлюдья. Армии повстанцев и роялистов весьма активно умирали на марше.

Всё говорило о том, что малолетний чех не станет всерьёз впрягаться за Тарту. Слишком далеко от его столицы, вдобавок, земля принадлежит второстепенному вассалу. Я решил рискнуть и реализовать амбицию Фотия. Весной 1093 года (кое-как скопив в казне 200 золотых рублей резерва на наёмников), объявил Богемии войну.



С учётом подкреплений вассалов, Стону удалось собрать 5,5 тыс. воинов. Остатки былой роскоши. В лучшие годы царь мог вывести 9 тысяч (если брать вместе с гвардией).

Благо, до Тарту было недалеко, и, потеряв при переходе через Великие Луки 400 человек, 11 апреля войско достигло цели и после короткой осады захватило местный замок.

Не сказать, что Стоун собрал непобедимое воинство, но я всё рассчитал верно. Чума прошлась не только по нам. Резервов у чехов не нашлось, но малолетний король Богемии исполнил долг сюзерена перед герцогом Риги. Он честно отправил на помощь 2,5 тыс. солдат, имевшихся в его распоряжении, они также честно «убились» об 5 тыс. наших.

Вскоре Рига пала, и война закончилась. Надо сказать - вовремя, весной 1094 года вспыхнуло сразу два крестьянских восстания: одно в Суздале, второе в Муроме.

Осенью был подписан мирный договор. Чехи уступили, и Фотий, вдобавок к основному титулу, был провозглашён князем Тарту. Провинция перешла великому княжеству Псковского, а с ним вошла в состав Русского Царства.

За сим мавр грек сделал своё дело! Я отправил в Псков тайного советника – плести заговор. Удивительно, но процесс обошёлся без взяток. Невзирая на успех в Тарту, псковский двор не очень любил Фотия, уже 21 июля 1094 года великий князь помер, по доброй традиции испив отравленного вина.

Пожил, фигли. Мечту жизни Фотия мы исполнили - клэйм реализовали. Пора и честь знать, уступив дорогу молодым.



Малолетняя Юстиана стала великой княгиней. Ей оставалось дождаться только своего суженого Каина, и через 14 лет разделить с ним все радости княжения. Прям золотая молодежь. Ещё и разговаривать не научились, а царь Стоун уже жизнь обустроил. Надеюсь, про «огречевшихся» потомков ruslan_rb_kg мы более не услышим. Хотя могло остаться ещё несколько «отростков».

За следующие 2 года военный лимит и налоги практически вернулись к старым значениям. В казне удалось собрать в казне 350 монет – деньги, с которыми я чувствовал себя более или менее комфортно.

Можно было ещё чутка посидеть и восстановиться окончательно, но время бежало вперёд.

Неожиданно, по завершению чумы власть в соседней Литве перешла в руки мусульман.



В прошлом выпуске я рассказывал про то, как князь Пинский, литовец по национальности, принял ислам и, воспользовавшись неразберихой в Рутении, захватил Минск и Оршу. Мы, в свою очередь, воспользовались тем, чем воспользовался он, объявили встречную войну и прибрали землицы себе.

Разбитый литовец вернулся в Пинск. В это время остальная Литва, разросшаяся до размеров королевства, оставалась последним столпом язычества в Европе. Пинск в её состав не входил. Однако Чёрная Смерть внесла свои коррективы. Правящая литовская династия умерла, и дети-мусульмане князя Пинского в итоге унаследовали пустующий трон.

Великое княжество было переименовано в Литовский халифат, что меня тоже устраивало. Всем, кроме христиан, я мог объявлять священные войны при удобном случае. Случай был не самый удобный, но… мы были в мире не одни. Литовские мусульмане оказались зажаты в кольце христианских государств. С севера и запада на них давила католическая Богемия, с юга недавно крестившаяся Рутения, ну, а с востока наше родное Русское Царство.

Вопрос стоял не в том, сожрут Литву или не сожрут, а в том, кто быстрее это сделает, прибрав самые лакомые куски. Чехи вполне могли «уболтать» Папу на крестовый поход. Медлить было нельзя. И так уж языческую Рутению из рук выпустили, отдав самые лакомые земли католикам да византийцам.

Вальяжно дожидаться полного восстановления страны от чумы было чревато, тем более, священную войну можно было объявить за три провинции разом: Вильнюс, Тракай и Ятвагу. Конечно, с куда большим удовольствием я бы прибрал тот же Смоленск. Ятвага была уж как-то слишком далеко на западе, но проклятый Рюрик своим крещением Рутении обломал всю малину. Клэймы на княжества Рутении я теперь мог собирать долго. Давить же литовских исламистов требовалось сейчас, пока другие христиане не подоспели.

8 ноября 1096 года я объявил халифату войну. Нам повезло. Молодой халиф Антавасас не смог собрать большие силы с разорённых земель, а за очки веры ему удалось призвать не более 2,5 тыс. человек. Вассалы, оставшиеся верными язычеству, не горели желанием помогать мусульманину. Арабы с ближнего востока на помощь тоже не пришли.

В Литву было отправлена армия в 7 тыс. человек (без наёмников), за 1,5 года она легко перемолола все сопротивление. Антанавас долго не хотел сдаваться, ведь он терял три провинции, включая столицу, но шансов ему не оставили.

В 1097 год вся Литва была опустошена, и 28 января 1098 года священная война завершилась. Имамы были выгнаны из местных церквей, а Стоун включил в состав своих владений Тракай, Ятвагу и Вильнюс.



Что ж! Чуму мы пережили достойно! Умерших никто не вернёт, но под мудрым руководством великого царя страна выходит из кризиса быстрее соседей. Прямые доходы: четыре провинции (Тарту, Вильнюс, Тракай и Ятвага) + второй сын + гениальная дочь + «опус» и огнестрел + почти избавились от греков. Минус один: финны прокрались в Белозерье, но даже так, суровые годы миновали, жить стало лучше, жить стало веселей!

PS. Благодарю за помощь в подготовке заметки basic_dormouse. Если Вам понравилась моя заметка, приглашаю вас в свой журнал. По ссылке Дайджест Вы сможете прочитать самые интересные обзоры, рассказы и статьи за моим авторством, а так же поиграть в созданную мной игру (она даже не так уж плоха).
Tags: компьютерные игры, литстрим
Subscribe

promo kirillkrm august 15, 2019 17:01 56
Buy for 100 tokens
Приветствую всех! В сей знаменательный день (для меня так точно) с благоговением и трепетом я презентую на суд взыскательной общественности обещанную во вчерашнем посте демо-версию своего детища. Встречайте! Краткая справка по игре. Название: Героини Меча и Магии. Акт I (Demo). Жанр:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 104 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →