kirillkrm (kirillkrm) wrote,
kirillkrm
kirillkrm

Category:

Литстрим по Crusader Kings II.Часть XXXIV, 1124-1130г.г.


Внимание: представленная заметка – лишь отрывок большой летописи о деяниях славного рода Крмовичей в игре Crusader Kings II. Под катом тьма-тьмущая букв, и это не конец и даже не начало. Если не хотите много читать, смело проходите мимо (желательно, без дизлайка). Если вы пропустили прошлый выпуск или хотите перейти к началу летописи, то:
- Ссылка на предыдущую часть здесь.
- Ссылка на содержание литстрима здесь.

Пока летописец рода (то бишь я) пребывал в поездке далече от родного дома, дабы в указанном доме водилось чего «за покушать», боярская дума обсуждала наиважнейший вопрос: кого избрать новым наследником царя Стоуна (ko4evnik_v).

Напомню суть дела. После того, как валахские греки уморили нашего старшого царевича Хроссуса (Hrossus) великая княгиня псковская Юстиана номинировала на престол своего сынка Данилку, рожденного ей в законном браке от второго царского сына Каина (komissar_cain). Того самого, что погиб на войне с хазарами. Поскольку оба царевича, что Хроссус, что Каин, пусть и разными путями, но ушли в чертоги царя нашего небесного, царю нашему земному пришлось выбирать наследника среди внуков. Следовало либо поддержать кандидатуру княгини Псковской и передать трон второй ветви династии, либо номинировать на престол сына Хроссуса, отрока Михиала (werta1995).

Выбор был непростым. Через Михаила наше великое царство-государство могло «умыкнуть» у Византии далекую, но феодальноразвитую Валахию, однако мальчишка был нездоров. Сын же псковской княгини был не только крепок телом, но и дюже силён умом. От деда Стоуна, ну или ещё от кого, Данила унаследовал перк «гений» (+5 ко всем характеристикам).

Для решения столь сложного вопроса, а так же ради того, чтобы в литстриме не возник чересчур длительный перерыв, я и созвал Боярскую Думу. К удивлению, жарких дебатов не случилось. Подавляющее большинство родовитых бояр высказались за Данилу-Каинского. Перспектива урвать четыре византийские провинции не сильно впечатлила народ, а вот возможность передать трон от гения к гению многих вдохновила. Даже больше скажу – воодушевила. Так, например, боярин Pekcap молвил: «Я вот на вече никогда не ходил, а сейчас пойду, Данила - царь от народа!».

Естественно, воспротивиться воле народа я не смог. Правда… здесь можно задаться вопросом: какое отношение могучая кучка бояр имеет к народу? Но я решил оным вопросом и не задаваться. Во-первых, литстрим - он на то и листрим, а не профессиональное прохождение. Игнорировать мнение читателей дело неправильное. Во-вторых, ежели что пойдёт не так, то мне будет на кого свалить все неудачи. Летописец не виноватый, народ сам такого царя выбрал, а я что? Я ничего.

Следуя воле Боярской Думы, я зашёл в соответствующую вкладку интерфейса и поддержал выдвижение Данилы-Каинского. Попутно я вызвал юного наследника в Новгород, назначив ему в наставники самого царя Стоуна. 34-летняя княгиня Юстиана без возражений отпустила сына на обучение к 82-летнему дедану. Подозреваю, отчасти это было вызвано тем фактом, что княжна вдруг решила сбросить вдовий траур по Каину и сочетаться новым браком.

Срамота, но отчимом Данилы стал его дядька, великий князь рязанский, Руслан (ruslan_rb_kg) - старший сын Эмбер (AmberSpirit). Между прочим, ему только-только стукнуло 16 лет и, поди ж ты, решил жениться на милфе на ровеснице собственной матери. Какой всё же разврат в нашем отечестве временами творится, Господи прости. Спрашивается, куда патриарх смотрит?

Впрочем, если факт материнского благословения Эмбер на брак 16-летнего сына с 34-летней вдовой меня скорее позабавил, то вот поспешный отъезд любимой царской дочери из страны порядком огорчил. В мае 1125 года Эмбер вдруг покинула пост казначея и… подобно почившему брату Хроссусу, смоталась в Византию на ПМЖ!



Блин! Будто бы им там всем мёдом намазано. Муженек Эмбер унаследовал какой-то замок (баронский титул) недалече от Царьграда и выехал туда жить-поживать вместе с семьей. Мне же пришлось искать нового казначея. Сперва я пробовал вернуть Эмбер, но муж её обратно не отпустил. Я даже попробовал предложить ему княжий титул в обмен на возвращение в Россию, но грек отказался его принимать. Вероятно, император Византии запретил. Вот слабовольный червяк, а?! И стоило только за такое мурло гениальную дочь отдавать.

Оставалось лишь плюнуть на непутёвую родню и вплотную заняться воспитанием Данилы-Каинского. Так же, хоть из-за возраста Стоуна это было несколько рискованно, я решил «форсировать» получение имперского титула.

Царь-батюшка мог помереть в любой момент, но желания к тому, вроде, не проявлял, а накопленного им за долгие годы престижа с лихвой хватало на «крафт» императорской короны. Малолетнему Даниле же престиж ещё предстояло накопить. Золото на «крафт» короны в казне имелось, оставалось только "добрать" недостающие территории. Для этого в конце прошлого выпуска я сфабриковал клэйм на княжество Смоленское, однако, совершенно позабыл о том факте, что до 1127 года с царём рутенским Гаврилой Кривичем было заключено перемирие. Оставалось идти в поход за Урал, воевать с кочевой ордой Буланов. Местный хан контролировал три провинции, де-юре входивших в состав Российской Империи, т.е. необходимых для её создания: Ямалию, Хантию и Надым.

Откровенно говоря, завоевать предстояло далеко не лучшие территории. Во-первых, «топать» до цели предстояло далеко и долго. Во-вторых, из-за крайне паршивого климата и малой заселённости, отправлять за Урал большую армию означало благополучно её там же и уморить. Наконец, провинции контролировали кочевники, стало быть, вопрос с переходом в феодализм следовало решить как можно быстрее. Короче говоря, если и существовали на планете более подходящие места на роль Задницы Мира, их следовало ещё поискать. Однако… Российская Империя она такая – хороших мест для проживания собственного народа не ищет. Во всяком случае, в Crusader Kings II. Без кучи регионов, примыкающих вплотную к вечной мерзлоте, империя не соберётся, а вот без какого-нибудь Причерноморья или Нижнего Поволжья – Бога ради.

Даже в короткий летний сезон провинции центрального Урала не могли прокормить больше 5 тыс. человек армии. Поэтому я решил рискнуть и попробовать разбить  кочевников малыми силами.

10 тыс. доступных для мобилизации солдат остались дома, я направил к Уралу лишь конную гвардию. По донесениям соглядатаев, местный хан мог собрать не более 1500 всадников, и 1200 элитных гвардейцев против них должны были «зарешать», при условии, что воевод я назначил самых лучших (навыки 19-20).

В декабре 1124 года гвардия выступила из Новгорода. Однако лишь к июлю 1125 года солдаты добрались до Урала, подойдя к вражеской границе. К слову, 9 человек по дороге всё же окочурились.



27 июля 1125 года я объявил хану Буланов по имени Талой священную войну за регион Югра, куда входили три нужные для  империи провинции: Ямалия, Хантия и Надым.

Перейдя горы, солдаты пересекли владения Адиурлов и вторглись во владения Талоя. После короткой осады гвардейцы захватили местный храм, а затем обложили Ямальское городище. Как оказалось, население Ямалии и Надыма имело не кочевую, а оседлую культуру. Хан Талой сумел привести к покорности местных вождей, но не изменил их мировоззрение и образ жизни, подобно тому, как хазары сделали данниками заволжскую мордву.

К весне 1126 года ямальское городище сдалось. Потерь на марше, несмотря на зимнюю осаду, гвардейцы не понесли. 1200 солдат провинция кормить смогла.

Я всё гадал, когда же появится армия кочевников, и она действительно появилась, только пришли степняки отчего-то не с востока, а с запада.



Пока я осаждал Ямалию, 1000 степняков решила «зайти с тыла». Откочевав на юг, буланы ушли во владения Адиурлов, а затем, сделав огромный крюк, повернулись на север, вторгнувшись на наши приуральские княжества.

Загадочные манёвры ханской армии меня не смутили. Я повернул гвардию назад, приказав воеводам идти на выручку осажденному кочевниками уральскому городку. Гвардия подоспела вовремя. В мае 1126 года состоялось сражение.

Выучка элитных царских солдат сделала своё дело. Кочевники были разбиты в пух и прах. Из 1100 степняков сбежать обратно за Урал сумели чуть более 450. Царская же армия потеряла около... 20 человек.



Увы, победный триумф омрачило известие о приближении второй вражеской орды. Соглядатаи ошиблись в подсчётах доступных Талаю воинов. Призвав вассалов, хан сумел собрать новую армию. Со стороны Хантии в нашу сторону выступила орда числом в 2250 человек.

Гвардейская выучка гвардейской выучкой, но я решил подстраховаться и отправить на восток подкрепления. Собрав в Новгороде небольшую дружину из 3 тыс. человек, я выдвинул её на выручку гвардии.

На какое-то время возникло затишье. Вражеская армия выдвинулась было возвращать занятое городище в Ямалии, но затем передумала и направилась к Уралу, решив дать бой нашей гвардии. Однако уже подойдя к границе провинции, кочевники вновь передумали и повернули назад, решив соединиться с недобитыми остатками первого ханского войска.

Объединив армию, буланы направились в Ямалию, возвращать утерянное городище. К тому же времени из Новгорода, наконец, прибыли долгожданные подкрепления. Собрав 3 тыс. дружинников и 1 гвардейцев в единый кулак, осенью я отправил войско наперехват кочевникам.

Я ошибся… сильно ошибся. Знал же, что зимой армию больше 3 тыс. воинов местные земли не прокормят, но отчего-то «забил» на собственные же знания. Следуя приказу, наши доблестные воеводы повели дружину зимой через горы подобно Ганнибалу. Вот только Ганнибал шёл всё-таки через Альпы и в тёплую Италию, наши же поперлись через Урал, а потом дальше на север в ни черта не теплую Ямалию. В феврале число солдат, которых могли прокормить скудные горные земли, снизилось до 1,5 тыс. человек и начался повальный мор.

Менее чем за месяц из-за нагрянувших холодов была потеряна половина армии. До Ямалии добралось немногим более 2 тыс. человек, где их сразу же атаковали кочевники. Я думал – хана, но… случилось чудо!

Наши таки затащили! Видимо, измученные долгим переходом дружинники решили, что терять уже нечего. Бежать обратно к горам - смерть, сдаваться – смерть, а если уж помирать, то красиво.



Битву пережили 1,5 тыс. дружинников, от которых в панике бежали… кхм… 2,5 тыс. кочевников! Случившееся трудно было счесть успехом, но игра зачла сражение как однозначный триумф царёва воинства. Счётчик войны резко отклонился в нашу пользу, мораль же вражеских солдат упала ниже плинтуса. Самое приятное, отступая кочевники тоже стали нести потери на марше.

Я решил, «раз уж наши тащат на скилле», следует догнать вражин и разорить ханскую ставку, навязав генеральное сражение морально сломленному противнику. Затягивать войну, посылая в промёрзлый ад новых солдат, не хотелось совершенно.

Солдаты устремились в погоню за кочевниками, которые превышали их числом. Фактически, состоялась эдакая гонка со смертью. При переходе через Ханти и Надым степняки потеряли на марше 400 человек, наши 200.



К лету 1127 года близ Надымского городища воеводам удалось навязать степнякам новую битву. Длилась она недолго. Кочевники обратились в повальное бегство уже после первого натиска. В так называемом «бою» полегло от силы 100 буланов. Наши потери не составили и 10 человек.

На том битва и завершилась. Степняки побежали дальше на восток, счётчик войны почти достиг 90%. Меж тем, приближалась новая зима.

В ноябре вновь развернулись холода. Возвращаться назад или дальше преследовать степняков не хотелось, как и заниматься осадой Надыма. Поэтому я решил рискнуть и приказал идти на штурм. Проклиная всё на свете, 1300 наших самых стойких воинов, умудрившиеся пережить все тяготы этой сволочной кампании, пошли на приступ Надыма и… гарнизон городища сразу сдался.

Счётчик войны дошёл до 100%! На том хан Томай отказался от борьбы, уступив разом три провинции.

29 декабря 1127 нелепая, но стоившая больших потерь, война закончилась. Мне пришлось едва ли не на максимум отдалить масштаб карты, дабы показать на скриншоте новые границы нашего великого государства целиком.



На карту становилось уже почти приятно смотреть. И не только приятно, но и полезно. Подобно гордому индейцу Зоркому Соколу, обозрев границы, я увидел, что на поморском севере вдруг образовалось новое, гордое и прям вообще ни от кого независимое государство – Двина.

Местный ярл-язычник восстал против своего короля и, после короткой борьбы, добился выхода Двины из состава Норвегии. Собственно, этим же он добился ухода своей вотчины под пяту русского царя.

О последнем ярл ещё не догадался, и я, решив не тянуть попусту, сразу сообщил норвежцу «радостную новость». В январе 1128 года Стоун объявил ярлу священную войну за Двину. Не исключено, я немного поторопился. Мы потеряли 3/4 гвардии, причём не в бою, а сугубо в счёт «путешествий» зимой вблизи и через Северный Урал. Более того, из-за захвата трёх провинций разом международное сообщество вновь объявило царя угрозой мировой стабильности. Но тянуть с захватом Двины я не стал. Британская Империя активно расширялась на севере, успев «заграбастать» под себя весь Кольский полуостров, северо-восток Скандинавии, а так же п-ов Канин.

Не став дожидаться возвращения гвардии в Новгород (на обратный путь им требовалось полгода), я собрал в Новгороде дружину и отправил в Двину 4 тыс. солдат.

Пока армия двигалась в Поморье, я решил провести «инспекцию» завоеванных у Буланов территорий. Надо признать, проверка удивила. Как приятно, так и неприятно. Несомненным плюсом стал тот факт, что их трёх провинций только в Хантии господствовала кочевая культура. Решив не заморачиваться, я сразу передал проблемную провинцию под управление великого князя Югры и Карелии. Сможет быстро перевести подаренную вотчину в феодализм – молодец, не сможет - что-нибудь придумаем. Тратить 550 монет на замок в Хантии было жалко. Вместо этого я решил сберечь денежки для другого проекта, куда более перспективного.

Население Надыма и Ямалии оказалось оседлым, потому, даже в случае внезапной кончины Стоуна, обрести независимость местные племена не могли. Это радовало. Неприятным сюрпризом стало то, что местные вожди почему-то сохранили свои титулы!



Не знаю, из-за чего это произошло, ведь я объявил священную войну, и обычно в таких случаях проигравшие лендлорды всегда лишались собственных владений и выставлялись на мороз, а их титулы доставались победителю. Однако в этот раз то ли царь Стоун из-за нахлынувшей старческой сентиментальности вдруг решил, что выгонять людей на холодок при таком-то климате будет совсем уж негуманно, то ли игра сама чего учудила, но вожди продолжили править, где правили, ограничившись присягой Стоуну. Что забавно, по национальности (культуре) оба вождя оказались монголами! Да ещё и буддистами по вероисповеданию. Странно, но ничего не поделаешь. Повода отобрать у вождей титулы не было. Предстояло только ждать, пока они сами от затаённой злобы и понесённых обид не утерпят и взбунтуются.

В общем, греки у нас заселились, почитай, с начала игры (целая ветвь рода Крмовчией-греков имеется), мордвы, финнов, карелов и прочих угров - всегда было завались (породнившиеся с Крмовичами потомки финских князей сейчас спокойненько себе правят в Костроме), теперь же, до кучи, к имеющемуся интернационалу добавились монголы. И всё это у нас называется Русью Исконно-Посконной Православной. Между прочим, ещё и с царицей католичкой (вторая жена Стоуна). Бардак, не скрою, но да и…. хрен с ним. Позже разберёмся.

Сейчас важней всего было поскорее слить весь накопленный престиж и провозгласить Империю. Стоун ведь ни фига не молодел.



24 июня 1128 года Двина вошла в состав Русского государства. На сей раз, священная война сработала как надо. Ярла так удачно (и вовремя) добившегося независимости от короля Норвегии, царь Стоун от всей души поблагодарил, пожал руку, а после отвесил смачного пинчища под зад и выставил прочь вместе со всей семьей, конфисковав его титул.

Я не стал сходу передавать княжество вассалам. Заместо того я решил сделать то, что давно хотел, и что мне периодически советовали в комментариях опытные игроки, а именно: основать нашу первую внутреннюю торговую республику. Знающие бояре уверяли: организованные у моря торговые династии приносят сюзерену до черта денег.

На мой взгляд, Северная Двина, да и вообще Поморье, подходила для торговой республики идеально. Море – рядом, торгуй – не хочу. Самому же царю, как идейному феодалу, северные земли были не больно интересны. Войска с них много не соберёшь, так пускай купцы развлекаются. Понастроят в Белом море торговых факторий и будут исправно слать деньгу.

Особо радовало, Северная Двина – это не Урал, и из оного, в общем-то очевидного факта, вытекало то обстоятельство, что от Поморья до Новгорода и прочих земель царского домена не так уж далеко топать, а, значит, купчишек будет проще контролировать. Как никак, между феодалами и домами торговых республик существуют штраф взаимоотношений (по аналогии с дебаффами на разницу культур и/или религий). Следовательно, ежели из-за указанного штрафа торгаши-поморы вдруг начнут бредить разными опасными идейками, ну там о необходимости минимального вмешательства государевой руки в экономику, о свободе предпринимательства, об отмене пошлин и т.д. и т.п., то царская дружина будет недалече. Всегда заблудших вразумит, да объяснят, что да как.

Единственное, в создание торговой республики сперва следовало вложиться. Для тех, кто не в курсе (я, например, долго был не в курсе, уже потом подсказали), объясню, как организовать торговый анклав внутри феодального королевства. Первым делом, необходимо выбрать прибрежную провинцию. Затем построить в ней город, именно город, а не замок (если город уже есть, строить новый необязательно). Далее требуется создать герцогский титул и передать его владельцу города. Всё, торговая республика готова.

Свободная ячейка под строительство на берегах Северной Двины имелась, потому, выделив из казны 550 золотых рублей, царь Стоун заложил первый камень столицы нашей будущей северной торговой республики – город Архангельск.

Пока зодчие, рабочие да купцы спешили на север, на западных границах государства «завертелись» не менее интересные и эпохальные события, на которые я поначалу даже не обратил внимания.



Юстиана, та самая великая княгиня Псковская, мать наследника Данилы и вдова Каина, похоже, пристрастилась к завоеваниям. Вошла, так сказать, во вкус, полюбив войны (а заодно и молодых мужчин, выйдя замуж за молодого Руслана). Несколькими годами ранее она уже самовольно, без ведома царя, напала на Богемию и прибрала к рукам провинцию Пярну (подробности см. в прошлом выпуске). Однако этого Юстиане показалась мало. В 1127 году она выкупила клэйм на Смоленск и объявила войну уже царю рутенскому Гавриле. Естественно, молодой и горячий муж Юстианы немедля поддержал супругу и послав ей в помощь всю армию великого княжества Рязанского, в котором правил.

Совместными усилиями псковичи и рязанцы опрокинули армию Гаврилы. Пока царские войска «возились» с норвежцами в Поморье, да с кочевниками в далеком Надыме, объединенная дружина Руслана и Юстианы вторглась в Рутению и заняла: Смоленск, Рославль и Мстиславль.

Видя такое дело, «возбудился» другой царский родственник - князь вильнюсский Родислав Крмович. Раздобыв денежку, он выкупил клэйм на провинцию Гродно и тоже объявил Гавриле войну. Осенью 1128 года его небольшая дружина заняла спорное княжество, а затем осадила столицу Рутении. Побитая псковичами и рязанцами армия Гаврилы не смогла ничего поделать.

И вся эта катавасия развернулась вообще без царева ведома! Однако… годные инициативы «снизу» можно было только приветствовать. Вот если бы рутенцы накостыляли нашим ретивым вассалам, тогда другое дело, но Гаврила безнадёжно проигрывал.

Огорчало лишь то, что деньги на выкуп Смоленского клэйма Стоун потратил зря, ведь провинция уходила Юстиане; но, на всякий случай, я проверил, а может ли Стоун объявить войну Гавриле за что-нибудь другое.

Оказалось – может! При царском дворе вдруг нашлись люди, имеющие клэймы на Чернигов, Галич и Перемышль! При этом, клэймом на Чернигов владела представительница нашей династии – некая Василиса Крмовична. Это было прекрасно! Как я посмотрел в описании, в случае, если война начиналась за клэйм родственника, член династии приносил благодетелю вассальную присягу, т.е. Чернигов переходил под скипетр Стоуна.

Похоже, все получаемые с угодий доходы, бодрая и многочисленная родня вдруг начала тратить не на развитие упомянутых угодий, а на покупку клэймов в агонизирующей Рутении. Что ж… хоть я и считаю, что за внешнюю политику должен отвечать лишь царь (не дело, когда твои вассалы с кем хотят, с тем и воюют), но не могу не признать – деньги не были выброшены на ветер. Пусть уж лучше так, чем под Царьградом недвигу покупают, а потом сваливают туда с концами, как муж той же Эмбер. Внутреннее развитие – внутренним развитием, но Рутению следовало «дожирать» как можно скорее. В этом родственнички были правы.

24 июня 1128 года я объявил войну Гавриле за Чернигов, хоть он уже и воевал за Смоленск с великой княгиней псковской и за Гродно с князем вильнюсским.



Уже к осени всё было кончено. По факту царская дружина явилась уже к разделу пирога.

Гаврила отдал и Смоленск, и Гродно, и Чернигов. Мне его стало даже немного жалко. Обычно при разыгрывании клйэмов страны ведут войну за какую-то одну территорию, а тут сразу три. Правда, и войн де-юре было три, но одно дело «де-юре», а по факту представляю какими беспредельщиками бедолага Гаврила нас посчитал.

Произошло нечто вроде:
Тук-тук.
- Здравствуйте, царь Гаврила? Я - Юстина, великая княгиня Псковская, вассал великого царя русского Стоуна. Вместе с мужем моим Русланом великим князем Рязанским, тоже вассалом царя Стоуна, мы объявляем тебе войну за град Смоленск – вот клэйм.
- Эм, ладно. Война так война.

Тук-тук.
- Здравствуйте, царь Гаврила? Я – Родислав, князь Вильнюсский, вассал великого царя русского Стоуна. Объявляю тебе войну за Гродно – вот клэйм.
- Но ведь другой вассал вашего царя уже объявил мне войну совершенно за другую землю.
- Меня это не колышет. Как вассал моего сюзерена я не отвечаю за действия другого вассала моего сюзерена.

Тук-тук.
- Здравствуйте, царь Гаврила? Ну, а я, собственно, и есть великий царь Стоун. Пришёл объявить тебе войну за Чернигов. Клэйма на него у меня нет, но зато он есть у моей то ли двоюродной племянницы, то ли троюродной внучки. Генеалогическое древо лень смотреть, если честно, но кем бы бедняжка мне там ни приходилась, я готов вписаться за её интересы. Эй! Внучка или племянница, забыл как тебя там, покажи-ка клэйм! Покажи, не стесняйся.
- Позвольте, но два ваших вассала уже воюют со мной за Гродно и Смоленск.
- Да? Вот нахалы! Обязательно позже их отругаю, но давайте не будем переводить тему разговора. За Чернигов быть между нами лютой сече.
- Но нельзя же объявлять войну за несколько клэймов разом.
- Так я же и не объявляю. Я только за Чернигов.
- Но ваши вассалы…
- У меня вассалов чёртова уйма, за всеми не уследишь. Чего, теперь, из-за каких-то охламонов бедняжечка без Чернигова сидеть будет?

Короче, Гаврила попал на все три провинции. Обрадованный я полез в меню «крафта» титулов и, отдав 200 монет создал второй королевский титул, сделав Стоуна не только царём Руси, но и царём Перми Великой. Далее я попытался провозгласить Российскую Империю.

Но… не тут-то было! Я снова ошибся. Вернее, обсчитался! Для провозглашения Империи не хватило одной провинции! Одной, мать его провинции!



Следовало срочно выиграть ещё одну войну! Да, весь мир уже начинал дружно ненавидеть Стоуна, но следовало выиграть ещё одну войну. Иконка мирового осуждения перевалила за 20% недовольства, что неудивительно, ведь за каких-то 5 лет Крмовичи прибрали к рукам семь провинций: Чернигов, Гродно, Смоленск, Двину, Ямалию, Хантию и Надым, но… плевать! 87-летнему Стоуну было уже начхать на мировое сообщество с высокой колокольни.

До Российской Империи оставался один шаг. Нужна была ещё одна провинция. Благо, второй королевский титул дал мне несколько дополнительных клэймов. Изучив карту, я решил объявить войну Норвегии за область Бьярмия – территория как раз примыкала вплотную к недавно завоеванной Двине и гармонично вливалась вместе с ней в состав будущей торговой республики. Дело обещало пройти гладко. Норвежцы недавно проиграли серию войн британцам, уступив им владения в Дании и на Кольском полуострове. Ни денег, ни войска, ни благочестия у норвежского короля не было.

2 июля 1130 года я объявил войну за Биармию. Восстановленная после похода за Урал царская гвардия немедля пересекла границу и захватила провинцию после недолгой осады. Отправлять войска в саму Скандинавию мне не хотелось, оставалось только подождать, пока счётчик войны «дотикает».



Уже к сентябрю 1130 года счётчик засчитал 21% победы. Норвежцы, судя по всему, на войну решили не приходить. Во всяком случае, армии их короля нигде не было видно.

Пока время шло, я решил устроить пьянку, то бишь собрание братьев-герметистов. Обсудить важные мистические вопросы и всё такое. На собрании наш великий царь, похоже, отжёг по полной. После дневной «дискуссии» он решил взяться за перо и написать стихи и, как всё за что он в жизни брался, у Стоуна получилось (гений, фиг ли). Стоун получил новый перк «поэт». Между прочим, это был второй поэт в нашей династии, кто был первым, вы сами должны вспомнить.

Счётчик войны бодро «тикал». До победы, а вместе с ней до провозглашения Российской Империи, оставились какие-то месяцы, но тут…



11 октября 1130 года царь Стоун таки взял да и помер! Естественной смертью в возрасте 87 лет.

Новым царём Руси и Перми Великой был провозглашен 12-летний Данила-Каинский. Престижа, чтобы провозгласить империю у незрелого ребёнка, естественно, не было. Так же… великий князь Карельский не справился с переходом Хантии в феодализм, и со смертью Стоуна кочевая провинция отвалилась, обретя независимость.



Стало быть, до императорской короны роду Крмовичей вновь стало не хватать двух провинций.

Самое поганое, страну ждал 4-летний период регентства. Поскольку гениальному Даниле-Каинскому не успело исполниться 16 лет, власть перешла в руки совета. Правда, ставший регентом канцлер был настроен к юному царю дружественно (он был не только советником, но и лучшим другом Стоуна). С другой стороны… Михаил-то успел достигнуть совершеннолетия, хотя боли в груди у него так не прошли.

Короче... не свезло! Императорская корона «уплыла» от нас минимум лет на 10. Предстоит пережить 4 года регентства, затем захватить ещё 2 провинции, наконец, накопить престижа. Однако что случилось уж, то случилось. Жизнь продолжается.

Поскольку выпуск летописи и так получился очень большим (10 страниц), традиционным итогам правления царя Стоуна я посвящу отдельную коротенькую заметку. Всё же, надо должным образом проводить такого легендарного человека.

Ну, а пока пожелаем долгих лет жизни и удачи Даниле-Каинскому. Задач перед 12-летним царём стоит много. В первую очередь, он должен стать императором.

PS. Благодарю за помощь в подготовке заметки basic_dormouse. Если Вам понравилась моя заметка, приглашаю вас в свой журнал. По ссылке Дайджест Вы сможете прочитать самые интересные обзоры, рассказы и статьи за моим авторством.
Tags: литстрим
Subscribe

  • Рунглиш.

    Заимствованные слова – это не только помощь, но препятствие в изучении языка! Удобно, когда слово есть в обоих языках, но если в русский язык…

  • Вопрос знатокам

    Знающие люди, подскажите, сколько ошибок в этом предложении? Имеется в виду английское написание, а не русский перевод. Если ошибок нет, другой…

  • Успехи в изучении языка!

    Наконец-то, прочитал первый комикс, каждую фразу которого понял, не то, что не заглядывая в словарь, а даже нигде не затупив. Просто слёту всё…

promo kirillkrm august 15, 2019 17:01 56
Buy for 100 tokens
Приветствую всех! В сей знаменательный день (для меня так точно) с благоговением и трепетом я презентую на суд взыскательной общественности обещанную во вчерашнем посте демо-версию своего детища. Встречайте! Краткая справка по игре. Название: Героини Меча и Магии. Акт I (Demo). Жанр:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Рунглиш.

    Заимствованные слова – это не только помощь, но препятствие в изучении языка! Удобно, когда слово есть в обоих языках, но если в русский язык…

  • Вопрос знатокам

    Знающие люди, подскажите, сколько ошибок в этом предложении? Имеется в виду английское написание, а не русский перевод. Если ошибок нет, другой…

  • Успехи в изучении языка!

    Наконец-то, прочитал первый комикс, каждую фразу которого понял, не то, что не заглядывая в словарь, а даже нигде не затупив. Просто слёту всё…