kirillkrm (kirillkrm) wrote,
kirillkrm
kirillkrm

Categories:

Война как мать и мачеха свободы.



В своё время я разродился статьей «Колбасы на всех не хватит или мой футурологический прогноз». В данной заметке я попытался спрогнозировать будущее. Времени прошло прилично, мои взгляды кое в чём изменились, однако, переписывать статью лень.

Сегодня мне захотелось проанализировать не будущее, а прошлое; дабы понять вектор развития общества. На этот счёт существует множество теорий. Человечество движется вперёд, обрастая более сложными и совершенными социальными институтами. Варварство – рабовладение – феодализм – капитализм. Однако встречаются периоды деградации. Одним из таких периодов считается Средневековье. Тёмные века.

Падение Западной Римской Империи вогнало человечество в долгий период упадка и деградации, который был преодолён только с началом Ренессанса, а кардинально новые социальные идеи, вообще, отсчитываются от периода Английской и Французской Революций.

Античный (греко-римский) мир видится миром философов. Имён великих мыслителей не перечесть. А потом как отрезало, и отрезало на века. Свободные граждане Рима и греческих полисов, сменились городской чернью и крепостными. Зародившийся ещё до нашей эры институт демократии испарился на столетия. Пролистывая школьный учебник истории, возникает ощущение, будто во времена Средневековья ни у кого из людей не могло возникнуть даже мысли о равенстве людей и личной свободе.

Во времена Античности подобные идеи извергались, словно из рога изобилия. Великие философы, не сразу, но постепенно, смогли даже дойти до умозаключения, будто раб – это тоже человек, а не одушевленное орудие труда.

А потом наступило Средневековье. Кто-то винит во всём христианство, но я, размышляя как обычно за рюмочкой чая, пришёл к более интересному выводу. Главная причина - война. Вернее, развитие военного дела.

Обдумывая вопрос, я пришёл к следующей формуле: «Если на поле боя качество бьёт количество (как по Суворову: «Не числом, а умением»), то общество будет стремиться к диктатуре. Если количество бьёт качество, то общество будет склоняться к демократии».

Казалось бы, парадоксальный вывод, но я намереваюсь его обосновать.
Дело в том, что даже в самые тёмные времена Средневековья идеи всеобщего равенства и братства вполне себе приходили в человеческие головы. Вот показательный пример из Википедии:
«Джон Болл (англ. John Ball; ок. 1330 — 15 июля 1381, Сент-Олбанс, Хартфордшир) — английский священник-лоллард, проповедник социального равенства, распространял религиозные доктрины Джона Уиклифа. Жил в Сент-Олбансе и Колчестере, затем вёл жизнь бродячего проповедника без прихода. С 1366 года ему было запрещено проповедовать архиепископом Кентерберийским, он неоднократно заключался в тюрьму за ересь.
Когда началось восстание Уота Тайлера, Болл сидел в тюрьме в Мейдстоне (Кент) и был освобождён повстанцами. В Блэкхите он произнёс перед ними проповедь, где были знаменитые слова: «Когда Адам пахал, а Ева пряла, кто был тогда дворянином?» Он провозгласил, что рабство (в библейском контексте; в контексте Англии bondage — крепостное право) неестественно, а все люди созданы Богом равными, призвал свергнуть рабство и установить свободу (liberty).
После победы над восставшими Болл был взят в плен в Ковентри, предан суду (на котором ему позволили говорить) и четвертован в Сент-Олбансе 15 июля 1381 года. Его голова была выставлена на Лондонском мосту в присутствии короля Ричарда II.» (https://ru.wikipedia.org/wiki/Болл,_Джон_(священник))


Прям без пяти минут деятель Французской Революции, а, между тем, до Революции оставалось ещё 400 лет!

Таким образом, Великие Мыслители в Средневековье имелись. Более того, рискну предположить, никуда они и не девались со времен падения Рима, однако их идеи не могли «взлететь» добрых пол тысячелетия. Зато «взлетели» потом!

Что же произошло? Человечество внезапно поумнело, и появились сложные социальные институты? Может быть, но есть и более прозаичное объяснение. Заключается оно в том, что пороховое оружие развилось настолько, что наступило время больших батальонов!

В 1381 году Джон Болл смог доказать крепостным, что они ни чуть не хуже благородных рыцарей. Однако закованные в броню консервные банки (эти самые благородные рыцари) относительно легко доказали крестьянам прямо противоположное. Доказали на поле боя. Потом они убедили в своей точке зрения самого Джона Болла, когда четвертовали бедолагу.



В 1789 году ситуация изменилась. Вооруженная примитивным огнестрелом городская чернь отлупила в хвост и в гриву благородное сословие.

Изначально, кто такие дворяне? – Обособленная каста воинов, получившая землю и крепостных в обмен на военную службу. Порой даже и не в обмен, просто приходили и брали.

Толпа крестьян с факелами и вилами в фильмах выглядит внушительно, но на практике она относительно легко побеждалась закованными в металл рыцарями, чьим единственным, по сути, занятием была война.

Таким образом, во времена Средневековья ставка делалась не на «большие батальоны», а на относительно маленькие армии профессиональных вояк. Разумеется, количество бойцов тоже что-то определяло. Если на поле боя встречались армии из пяти ста и двухсот рыцарей соответственно, то более многочисленная рать, как правило, побеждала.

Но тут важны не конкретные битвы, а общий принцип комплектования армии. Кого лучше взять в поход: сотню вчерашних пахарей, вооруженных копьями, или десяток благородных рыцарей, снабженных доспехами, лошадьми и оружием?

В Средневековье ставка делалась именно на небольшое (относительно) число профессионалов. Тому есть причины. Большая армия – это большие проблемы. Даже если десять рыцарей привыкли каждый день кушать мясо и запивать его хорошим вином, а вчерашние пахари обойдутся и сухарями, то, всё равно, прокормить первых намного проще. Ну, не сможет один человек сожрать за десятерых, а побить их на поле боя (если он хорошо экипирован и подготовлен) вполне! Получается, меньше размер обоза! Или обоз такой же, но армия может пройти большее расстояние. А с логистикой тогда были огромные проблемы.

Выходит, небольшая профессиональная армия могла относительно легко подавлять крестьянские и городские восстания. Шансов у низших слоев практически не было. Джон Болл и другие могли заливаться соловьями о свободе и демократии сколько угодно. У знати просто не было причин учитывать интересы какого-то там большинства, не говоря уже о каких-то выборах. На фига?

Однако с началом Наполеоновских Войн всё изменилось. Неожиданно оказалось, что вчерашняя чернь может стать грозной силой. Да требовалась подготовка, но речь шла о нескольких годах муштры, а не об обучении военному делу всю жизнь. Берем вчерашнего пахаря, переодеваем мундир, далее несколько лет гнобим муштрой, пока не научится выполнять команды на уровне рефлексов.

Сражения во времена Наполеона, между нами говоря, то ещё развлечение. Тебя и твоих товарищей ставят в коробочку. Далее вы маршируете. По команде офицера заряжаете ружья и стреляете. Всё это, стоя в полный рост! С другой стороны поля находится такая же коробочка точно таких же городских и сельских дурней, только расцветка мундиров другая. И Вы тупо перестреливаетесь. Стоя, повторюсь, вытянутыми в полный рост. Никакой пылкой сечи, как в средневековье, или ползания на брюхе в укрытиях, как сейчас. Задача солдата, тупо, как биоробот, выполнять команды офицера. Офигительное времяпрепровождение. Нет, генералам и маршалам было интересно, но интересно ли играть в шахматы, когда ты пешка? И тобой тупо двигают, как хотят.

Казалось бы, здесь есть противоречие. Рядовой солдат – это самое затравленное существо на свете. О какой свободе мы говорим? Серьёзно, у зэка в тюрьме больше прав, чем у рядового в армии. Даже в сортир сходить, без ведома сержанта, по Уставу не положено. Отвлекаясь, немного в сторону, самым жутким кошмаром рядового срочника в российской армии является попадание в дисбат. Но что такое дисбат? Дисбат – это военная часть, где всё по УСТАВУ! Там нет дедовщины и других неприятных явлений, но там есть Устав. Вот посмотрите ролик и решите, что лучше: по уставу служить или в тюрьме сидеть?



Однако в этом и парадокс. Забитые до состояния полных рабов простые солдаты на порядок опаснее землепашцев и городской гопоты. Каждый раз, когда к народному восстанию присоединялись солдаты, оно переходило на качественно новый уровень. Для примера, во время Революции 1905 года войска, в целом, сохранили верность режиму. В 1917 году уже нет.

Недаром римский император Север завещал своим сыновьям: «Держитесь вместе, платите солдатам, и больше ни о чём не беспокойтесь»!

Этот феномен можно объяснить наличием у человека индивидуальных (личных) и коллективных прав. Грубо говоря, право на свободу слова – индивидуальное, а на бесплатную медицину – коллективное. Пребывая в полку, солдат обладает минимальными индивидуальными правами. Попробуй, начни перечить командиру, получишь люлей перед строем. Но зато коллективных прав больше. Попробуй не платить полку положенное жалование.

Вытереть ноги об коллективные права рабочих и крестьян намного проще, ибо люди не организованны, не обучены военному делу, и, самое главное, зачастую не осознают себя, как единое целое. Моя хата с краю! О, сколько народных восстаний рухнуло из-за этой великой фразы. Солдаты, вышедшие из-под контроля генералов, всё равно, склонны к самоорганизации. Даже грабить и насиловать они предпочитают в коллективе.

Поэтому солдатские восстания особенно опасны. Они опасны даже не наличием у восставших оружия, а именно психологией (менталитетом) восставших.

Понимание этого обстоятельства позволяет нам по иному взглянуть на процесс зарождения демократии во времена Античности.

Что такое Рим? Рим – это гипер милитаризированное общество свободных граждан. Аналогично (с небольшой поправкой на местную специфику) – греческие полисы. Ключевые слова здесь не «свободных граждан», а «милитаризированное общество». Грубо говоря, большинство граждан Рима и греческих полисов были солдатами. Демократия зародилась не из-за того, что мудрые дедушки (вроде, Сократа и Платона) рассказывали о равенстве, а потому, что правители этих городов фактически руководили солдатами, которым было намного легче, в сравнении с другими сословиями, отстоять свои права.

Право вето римский сенат ввёл под давлением плебеев. Тогда же появились народные трибуны, избираемые на выборах. На выборах, Карл!

Опасался ли какой-нибудь средневековый монарх крепостных крестьян настолько, чтобы учредить выборы каких-то там трибунов, да ещё дать им правом вето? Ага, как же. Куда больше его волновали проблемы с непокорными баронами (тоже фактически с солдатами, но уже организованными в узкоспециализированную касту).

Получается, во времена Античности в социумах, состоящих по большей части из солдат (действующих, бывших и будущих) зародилась демократия. Опасаясь восстаний со стороны прошедших военную подготовку (а то и нескольких войн) плебеев, благородные патриции были вынуждены пойти на уступки, ибо количество побеждало качество!

Потом времена изменились. Военное дело из общественной обязанности (права) постепенно превратилось в узкоспециализированную профессию. Изначально, легион – это армия граждан. Де-факто, ополчение только с очень строгой дисциплиной. Ныне слово «легионер» является синонимом слова «наёмник». По мере того, как в обществе становилось все меньше мужчин, обученных владению оружием и воинской дисциплине, у правителей возникало всё большее искушение «прижать к ногтю обнаглевшую чернь». Постепенно, искушение стало неопределимым. Крах Западной Римской Империи – это разборки профессиональных вояк.

Средневековье – период, когда военное дело было максимально специализированно. В Японии, где период Средневековья продолжался очень долго, кроме самураев, к военной службе никто не допускался; представителям других сословий под страхом смерти запрещалось брать в руки оружие. (@, Источник - http://uchebnik-online.com/130/337.html).

Но затем принципы военного дела вновь изменились, и с ними изменился весь мир! Благодаря пороху, количество вновь стало бить качество. Наполеон одним из первых перешёл на призывную систему набора войск. Гребем поголовно молодых мужчин. Пара лет муштры и вуаля! Огромная армия в поле, плюс, огромная армия отслуживших в резерве.

Идти в армию, разумеется, мало, кто хотел; но именно в этот момент у простого люда появилась реальная возможность отстоять свои коллективные права. А вслед за ними добиться и индивидуальных.

Получается, война стала матерью демократии. Свободные выборы зародились из-за страха античных правителей перед солдатней. Небольшое число профессиональных воинов (патрициев) не могло разбить на поле боя плебеев. Количество било качество. Пришлось договариваться.

В Средневековье «плебеи» (крепостные) разучились владеть оружием, а «патриции» (бароны) наоборот сделали военное дело своим пожизненным ремеслом. Качество стало важнее количества. Необходимость договариваться отпала, и на свободе поставили жирный крест. Однако с началом Нового Времени институт демократии вновь воскрес, когда развитие огнестрельного оружия сделало Бога сторонником больших батальонов.

«Бог всегда на стороне больших батальонов», - Жака д'Эстамп дела Ферте (французский маршал XVII в.)

Это, кстати, может послужить объяснением, почему идеи свободы и демократии не смогли прижиться в Российской Империи, которая, по сути, имела европеизированную элиту. Народ был «тёмным», но дворяне были неплохо образованы, многие из них по-французски говорили лучше, чем по-русски. Вольтера господа читали, однако, острой необходимости о чём-то договариваться с другими сословиями как-то не ощущали. Под «острой необходимостью» я подразумеваю армию простых солдат подошедших к Зимнему.

Российское общество до начала Первой Мировой Войны, невзирая на постоянные войны, не было милитаризированным! В этом мне видится главное отличие Первого Рима от Третьего. Да, на Западе многим периодически мерещились «полчища русских», но непосредственно в военном деле была занята крайне малая доля населения. До 1874 года у России не было призывной армии. Вместо этого существовала рекрутская система набора.

При Елизавете Петровне вся страна была разделена на пять полос. Каждая полоса один раз в пять лет поставляла по одному рекруту со ста душ. (https://ru.wikipedia.org/wiki/Рекрутская_повинность)

При этом люди, попавшие в солдаты, теряли всякую связь со своим бывшим сословием, ибо срок службы составлял 25 лет (т.е. фактически посмертно, если учитывать тогдашнюю продолжительность жизни).

Рекрутская система была заменена воинской обязанностью лишь в 1874 году, общество начало милитаризироваться и аккурат к 1905-1917 г.г. «созрело» до начала борьбы за свои коллективные права. Чем эта борьба закончилась – уже другой вопрос.

Особенность России в том, что до конца XIX века страна могла формировать «большие батальоны», привлекая к военному делу крайне малую часть основного населения. Таким образом, давление «снизу» было минимальным и накапливалось очень долго, следовательно, прекрасно образованная и, в общем-то, европейская (хотя и со своими прибабахами) элита Российской Империи могла тянуть с отменой крепостного права аж до середины XIX века. В Японии же «большие батальоны» с огнестрельным оружием не формировались вовсе, и страна тупо проторчала в Средневековье до начала периода Мэйдзи (1868 год).

Суммируя сказанное, мы приходим к озвученной в начале статьи формуле: «Если на поле боя качество бьёт количество (как по Суворову: «Не числом, а умением»), то общество будет стремиться к диктатуре. Если количество бьёт качество, то общество будет склоняться к демократии»

Всеобщая воинская повинность потребовала массового производства оружия. Массовое производство потребовало создание системы всеобщего среднего образования. Большие батальоны требуют большого количества медикаментов, т.е. необходимо создавать систему массового здравоохранения. И так далее, и тому подобное.

Когда же большие батальоны заменяются маленькими армиями профессионалов, необходимость во всём вышеперечисленном отпадает.

В последнее время я всё чаще наталкиваюсь на статьи, предрекающие человечеству Новое Средневековье. Думаю, под этим есть определенные основания. Массовые армии уходят в прошлое. По телевизору мы видим репортажи, в которых показывается, как несколько тысяч вояк захватывает большие города. Например, в феврале 2015 года от 12 до 30 тыс. (по разным оценкам) игиловцев смогли взять 1,5 млн. город Мосул в Ираке.

Развитые государства постепенно отказываются от всеобщей воинской повинности, формируя профессиональные армии. Современные танки и самолеты стоят, как полный комплект рыцарских доспехов или настоящий боевой конь во времена Средневековья. Управление подобной техникой требует долгой учебы и тренировки. Большие батальоны не нужны! А если не нужны, то кому защищать демократию?

Хочется верить, что не всё так банально, однако, я горячо поддерживаю борьбу простых американцев за своё право на ношение оружия, на которое, вроде, опять покушаются.

Я, кстати, поддерживаю введение оного права и в России тоже (разумеется, постепенно), да и полностью отказываться от всеобщей воинской повинности я бы поостерегся. Как ни странно, наиболее адекватным и готовым к вызовам современности мне видится устройство государства Израиль.



PS. Фух, расписался. Вообще, надо будет покумекать и, с чем чёрт не шутит, попробовать написать на представленную тему какой-нибудь научно-фантастический роман! Рабочее название: «Средневековье. Полдень XXII век».
Tags: размышлизмы, статьи
Subscribe

promo kirillkrm august 15, 2019 17:01 56
Buy for 100 tokens
Приветствую всех! В сей знаменательный день (для меня так точно) с благоговением и трепетом я презентую на суд взыскательной общественности обещанную во вчерашнем посте демо-версию своего детища. Встречайте! Краткая справка по игре. Название: Героини Меча и Магии. Акт I (Demo). Жанр:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments